Designed by:
История английского complex object

МАХЛИН П.Я.            

    Каждый, кто учил английский встречал эту, на первый взгляд, странную конструкцию, вроде I want her to come  «я хочу, чтоб она пришла» (дословно: «я хочу ее приходить»). Странно и вроде бы нелогично.                      

    Оказывается английский тут совершенно не причем: всему виной латинский язык. Именно с него (а точнее с латинских текстов) повели свое начало современные европейские языки. Перевод католических книг – вот откуда появились первые тексты на языках Европы. 

    Вот и английский – не исключение. В XVI веке, когда Генрих VIII разругался с католической церковью и решил ввести свою церковь – англиканскую, пришлось множество латинских произведений переводить на английский. Их было так много, что при переводе даже оставляли латинское построение фраз. В том числе и это сложное дополнение complex object. Как же это странное сочетание появилось в латыни?

   Свой язык римляне всегда старались сделать лаконичнее, упростить сжать информацию. Так и получилось, что из двух предложений (ego scio «Я знаю»  и is venit «Он придет») они получали одно: ego scio eum venire. Как же это происходило? Глагол первого предложения (в нашем случае «знать») делал из второго предложения два дополнения – то есть, два параллельно зависящих от него слова. Знаю + его + приходить. Этот глагол главного предложения словно парализует обо слова из придаточного и делает их совершенно зависимыми от него. Ведь самое зависимое состояние существительного или местоимения – это винительный падеж при глаголе (так называемое прямое дополнение), а самая зависимая форма глагола – инфинитив. В инфинитивах глаголы сами по себе не употребляются.  

    Интересно, что такую способность превращать предложение в придаточное считают яркой особенностью латинского синтаксиса. Так, академик Алексей Федорович Лосев считал, что в этом проявляется рабовладельческая сущность римской культуры. Подчинять придаточное предложение, делать его совершенно зависимым от главного, превращать в раба. Этот оборот (в латинском Accusativus cum Infinitivo «винительный с инфинитивом») сохранился почти в первозданном виде только в английском языке. Как ни странно, в романских языках (французском, итальянском, испанском) он почти исчез. Остался он только в некоторых особых оборотах при глаголах восприятия («говорить», «слушать»). Когда кто-то сам, непосредственно, что-то слышал или видел, своими ушами и глазами. Например, по-итальянски: Ho visto lui venire «я (сам) видел, что он приходит».  

   Так что своеобразие латинского синтаксиса не перешло по наследству его прямым потомкам – французскому, итальянскому и испанскому языкам. Его приобрел и продолжает использовать английский язык. И визитная карточка латинского синтаксиса стало особенностью синтаксиса английского